O Крещении младенцев


The-Sacrament-of-Holy-Baptism

Среди «православных», православные в меньшинстве…

Совершение Таинства Крещения над младенцами стало настолько повсеместной практикой, что любая попытка робкого возражения, встречает могучий отпор и со стороны части духовенства, и, особенно, со стороны людей светских и по мировоззрению и по жизни, но, по тем или иным причинам, детей крестить желающих.

Причем желание во что бы то ни было крестить своих детей далеко не во всех случаях является показателем высокого благочестия. Очень часто совершенно светские, нецерковные люди несут на крещение детей или по традиции (я же русский!), или по совершенно недуховным мотивам (ребенок по ночам кричит), или даже по суеверно-оккультным соображениям (бабушка-«целительница» сказала окрестить).

И это неудивительно: во время одного из опросов(1) православными себя назвали почти 70% Россиян, а верующими в Бога – около 60%. Вот эти-то, по меньшей мере, 10% наших «православных», но в Бога не верующих земляков, и являются главными противниками серьезного и осознанного подхода к Церковным Таинствам.

А если учесть что воцерковленных людей в России не более 3%, то выйдет, что среди «православных» численный перевес далеко не в пользу православных. 
Но Церковь не должна ориентироваться на посторонние мнения. У нее достаточно и опыта и соборного разума для того, что бы самооздоровиться и преодолеть эту, уже ставшую привычной болезнь. Формальное и легкомысленное отношение к Таинству Крещения грозит обернуться для Церкви большой бедой.

Главное условие

Православная Церковь не отвергает Крещения младенцев. Однако возможно оно только при определенных условиях. Согласно православному учению, спасение наше совершается исключительно при сотрудничестве двух воль – Божественной и человеческой. Но говорить о каком-то разумно-волевом содействии со стороны бессознательного младенца не приходится.

Сам факт принятия человеком Крещения не рассматривался св. Отцами как какая-то индульгенция – автоматическое «спасение». Благодать Крещения – это дар, и, как всякий дар, она должна быть свободно усвоена. В случае крещения младенцев благодать подается в священнодействии потенциально, в состоянии возможности(2) («в начатке», как внешняя «печать»(3)), и актуализируется она только по силе роста в нем веры и произволения человека, по мере его свободного и сознательного движения к Богу, в противном случае, «вода остается водою»(4), «ибо не рождает Дух воли не хотящей»(5). Т.е. в зависимости от свободных человеческих усилий крещенская благодать либо раскрывается в человеке, «воссиявает» в нем, либо утрачивается им и гаснет.(6)

Поэтому Церковь допускает крещение младенцев только при соблюдении одного принципиального условия – отсутствие (или непроявленность) веры и волевого усилия самих младенцев должно быть обязательно восполнено деятельной верой и духовным усилием других людей. Это означает твердое, искреннее обещание родителей (и восприемников, если таковые не по имени, а по существу найдутся) перед Богом и священником воспитать ребенка православным христианином.

Естественно, что последние должны быть подлинными членами Церкви, иначе как же они смогут приобщать младенца к тому, обладателями чего сами не являются…

Как говорится в книге „О церковной иерархии” св. Дионисия Ареопагита, «…им (божественным наставникам)угодно было допускать к крещению и младенцев под тем священным условием, чтобы естественные родители дитяти поручали его кому-либо из верующих, который бы хорошо наставил его в предметах Божественных, и потом заботился о дитяти, как отец указанный свыше и как страж его вечного спасения».(7)

А если умрет некрещеным?

Один из главных аргументов сторонников обязательного крещения младенцев – утверждение о том, что «некрещеные младенцы попадают в ад». На самом деле Святоотеческая мысль такого мнения не знает вообще, за исключением единственного западного Отца – блаженного Августина. Вслед за ним эту мысль надолго усвоило все западное латинское богословие. В свою очередь с Запада эта идея перекочевала к нам.

Блаженный Августин, опираясь на формулировку Символа Веры («крещение во оставление грехов»(8)), обосновывал свое мнение о наследственной передаче Адамова греха. Дети, считал он, нуждаются в крещении не потому, что они согрешили лично, но потому, что они «согрешили в Адаме».(9)

Восточные святые Отцы так никогда не считали. Святитель Григорий Богослов пишет о загробной участи некрещеных младенцев: „… не принявшие крещения не будут у праведного Судии ни прославлены, ни наказаны, потому что хотя и не запечатлены, однако же и не худы„(10). Т.е. состояние прославленности (как и осуждения) можно достичь только при волевом усилии. Но прославленность не тождественна спасению.

Брат святителя Василия Великого святитель Григорий Нисский в специальной работе под названием «О младенцах, преждевременно похищаемых смертью» прямо утверждает, что младенцам, как не совершившим никакого зла, ничто не препятствует быть причастниками Света Божия. Вот как он говорит: «Не искусившийся же во зле младенец, поскольку душевным очам его никакая болезнь не препятствует в причастии Света, пребывает в естественном состоянии, не имея нужды в очищении к восстановлению здравия, потому что в начале не приял в душу болезни».(11)

Замечательно писал о некрещеных детях святитель Феофан Затворник: «А дети – все ангелы Божии суть. Некрещеных, как и всех вне веры сущих, надо предоставлять Божию милосердию. Они не пасынки и не падчерицы Богу. Потому Он знает, что и как в отношении к ним учредить. Путей Божиих бездна!».(12)

Известный своей подвижнической жизнью иеромонах Арсений Афонский (XIX в.), будучи спрошен об участи некрещеных младенцев, отвечал: «Касательно младенцев, о коих просят Вас узнать от нас, можно сказать то, что получившие св. Крещение будут радоваться и блаженствовать на небеси во веки, хотя бы кончину получили и нечаянную. Равно не следует отвергать и тех младенцев, которые родились мертвыми или не успели быть окрещены: они не виноваты, что не получили св. Крещения, а у Отца Небесного обители многи суть, в числе коих есть, конечно, и такие, в которых и таковые младенцы будут покоиться за веру и благочестие верных родителей своих, хотя сами, по неиспытанным судьбам Божиим, и не получили св. Крещения. Так думать не противно религии, о чем свидетельствуют и святые Отцы в Синаксаре в субботу мясопустную. Молиться за них родители могут с верою в милосердие Божие».(13)

То есть, Православная Церковь не отвергает Крещения младенцев, но в православных семьях, где гарантировано усвоение и развитие в них этого Дара.

Как крестили в Православной Церкви?

На православном Востоке существовала следующая практика Крещения:
«Состав христиан при Афанасии В. был не особенно велик, так как многие принимали крещение в зрелом возрасте, а некоторые откладывали до престарелых дней. Дети еще только готовились быть христианами, молодые люди находились в состоянии оглашения, и лишь лица зрелого возраста крестились, делались христианами совершенными, которые и присутствовали при литургии верных».(14)

«В IV в. Христианская Церковь состояла из лиц, принявших крещение в зрелом возрасте, и потому хорошо понимавших свое желание и свои мотивы при переходе в христианство».(15)

Вот что пишет православный историк о крещении Императора Константина: «…Константин откладывал свое крещение до конца дней и в то же время принимал в церковных соборах живейшее участие. Это обстоятельство могло показаться странным только писателям IX века, когда уже вошло в повсеместный обычай совершать крещение в младенческом возрасте. Вообще Евсевий нисколько не подчеркивает факт крещения Константина Великого, да едва ли он и мог отнестись к нему тенденциозно: для него как человека IV века, крещение Константина не имело того важного и особенного значения, какое придали ему западные историки. Евсевий хорошо знал, что многие знатные люди его времени принимали крещение перед смертью, что Константин и до крещения был хорошим христианином, если даровал свободу вероисповедания, участвовал на соборах и проч.».(16)

«Григорий Богослов (Orat. XL, 28. Migne. Patr. gr. XXXVI, 400) рекомендует скоро крестить младенцев лишь в случаях опасности для жизни в состоянии их; а иначе ожидать три года. … Епископский сын Григорий Нисский и сын благочестивых родителей Василий Великий крестились только по окончании светского образования; Амвросий Медиоланский, как и Нектарий Константинопольский восприяли крещение после избрания их на епископские кафедры. Св. Иоанн Златоуст, как и Иероним, хотя происходили из христианских семейств, крестились уже взрослыми, как и брат Амвросия Сатир (Satyrus) и сестра св. Григория Назианзинского, Горгония, несмотря на то, что были уже известны своим благочестием. Когда мальчик Августин заболел с опасностью для жизни, благочестивая, заботливая мать Моника позволила ему принять только посвящение в катехуменат».(17)

Детей тоже крестили, но как?

«Известно, что в X веке в Константинополе детей не крестили очень рано. Они подходили ко Крещению постепенно: в 8-й день по рождении они получали имя, в 40-й день воцерковлялись, «становились христианами», как говорят источники, еще перед Крещением. Они получали право входить в храм и слушать чтения. Становились оглашенными – «иже ко просвещению» – на 4-й седмице Великого поста, вероятно, несколько лет спустя. Затем отрекались от диавола и сочетались Христу в Великий Пяток, во время чинопоследования, которое совершал Патриарх перед вечерней с Литургией Преждеосвященных Даров. И, наконец, на вечерне Великой субботы они получали Крещение и Миропомазание от Патриарха, пока в храме читались паремии Великой субботы.

Согласно памятникам XIV века воцерковление младенца и чтение очистительных молитв матери совершалось в сороковой день. Во всех Требниках этого времени оно предшествует Таинству Крещения.

После наречения имени и воцерковления младенца готовили ко Крещению через наставление в христианской вере, именуемое оглашением».(18)

«… Кандидаты к Крещению были дети не очень большие, которых нужно было приводить в церковь, но уже достаточно развитые, так что они могли получить какое-то обучение, и, чтобы, как учит св. Григорий Богослов (Migne PG 36: 400), они могли бы активно участвовать в чинах собственного Крещения. Такая же практика, т. е. не крестить детей очень маленьких, соблюдалась на Руси в XI в., по правилам киевского митрополита Иоанна I-го».(19)

«Этот патриархальный общественный чин отречения-сочетания имел в себе больше педагогической силы чем соответствующий сокращенный (иерейский) чин. Перед глазами молодых оглашенных происходило действие, в котором они сами участвовали, и, которое, конечно, им должно было живо представлять важность собственного выбора стороны Христа в борьбе против диавола».(20)

Так готовились к Крещению и крестили раньше… Что мы теперь почти повсеместно видим в наших храмах? Совершенно невоцерковленные родители приходят раз в жизни в храм, приносят детей, приводят таких же нецерковных «крестных», оплачивают на «ящике» Крещение… Часто можно наблюдать, как эти будущие «духовные наставники» начинают судорожно одевать на «ящике» только что приобретенные нательные крестики, которые до этого никогда не носили. И в итоге совершается «нечто», что дает родителям успокоение совести (или – более того – сознание совершенного магического ритуала) и повод бурно отметить «мероприятие». И все это совершается с попустительства и при участии священнослужителей Церкви.

Что же делать?

Надо отметить, что среди многих священников такая практика совершения таинств вызывает серьезное беспокойство. Пишутся статьи, ведутся обсуждения даже на епархиальном уровне(21). Но пока так и не принято никакого чина (или хотя бы схемы) катехизации взрослых людей, принимающих Крещение, нет никаких указаний по Крещению младенцев.

Пример: на одном приходе священник требует от крещаемых и родителей посещения курсов катехизации, а в 10-ти километрах священник требует только оплату… Не сложно догадаться, что при такой ситуации положение не изменится.

Что же делать? Достаточно выполнить то, что Церковь всегда требовала от семей, в которых собирались крестить детей: что бы эти семьи были православными. И не по факту ношения крестиков на шее, а по реальному участию в жизни Церковного Тела – в посещении богослужений, принятии Евхаристии, нравственной жизни.

Мы не можем сказать кто «в Духе» приобщен к Господу, но эти «внешние» признаки приобщения Церкви должны иметь место и служить определенной гарантией чистоты принятия Таинств церковных. Если родители на вопрос о том, когда они последний раз причащались, моргают глазами, то разговор о Крещении их ребенка необходимо перенести до времени их серьезного воцерковления. Так же необходимо узнать: имеют ли сами родители знания, которым должны учить ребенка.

Долой «лжекрестных»!

В наши дни реально почти все «крестные» давно стали «лжекрестными»: перестали участвовать в воспитании своих крестников.

Никакого сакрального значения в Таинстве Крещения «крестные» не имеют, иначе 90% Крещений необходимо просто признать не совершившимися.
Собственно, для чего были нужны крестные в то время, когда они появились? Это были поручители за человека, которого они приводили в Христианскую общину. Три столетия Церковь была гонима, общины были на нелегальном положении, и прийти «с улицы» в Церковь было нельзя. Крестные были поручителями за тех, кого они привели, им и поручалось научение крещаемого основам веры (позднее такое научение осуществляли епископы).

Могут ли родные родители своей верой и воспитанием восполнить отсутствие этого у своих же детей? Конечно, могут. А если еще принять во внимание тот факт, что реально воспитывать детей будут именно они, то центр внимания при подготовке Крещения младенцев необходимо перенести с «крестных» на естественных «нормальных» родителей.

В наше время в большинстве случаев «крестные» – фикция, формальность, дань «старины преданиям», а не реальная необходимость. А вот уровень церковности родителей – насущная проблема.

Церковь активно входит в жизнь общества. В школах планируется введение преподавания основ православной культуры. Это хорошо. Но самое главное преподавание этих основ должно происходить в семье, способной осуществить нормальную подготовку ребенка к новому рождению, к вступлению в Церковь.

Примечания

1. Всероссийский опрос РОМИР проводил 8-13 ноября 2002 г. РТР-Вести.
2. Творения преподобного Максима Исповедника. Кн. II. Вопросоответы к Фалассию. «Мартис», 1994. С. 42 (вопрос 6).
3. Там же.
4. Св. Григорий Нисский. Большое огласительное слово, 40.
5. Творения преподобного Максима Исповедника. Кн. II. Вопросоответы к Фалассию. «Мартис», 1994. С. 42 (вопрос 6).
6. См., например: Преп. Марк Подвижник. Ответ недоумевающим о святом Крещении. В кн.: Слова духовно-нравственные преподобных отцов наших Марка Подвижника, Исаии Отшельника, Симеона Нового Богослова. М., 1995. С. 77.
7. О церковной иерархии. 7, III, 11.
8. Многие современные толкователи этого члена Символа Веры почему-то не учитывают, что в то время, когда он со-ставлялся, крещение детей было, по крайней мере, на христианском Востоке явлением весьма редким.
9. См.: Мейендорф Иоанн, прот. Византийское богословие. М., 2001. С. 255.
10. Святитель Григорий Богослов. Собрание творений в 2-х томах. Т. 1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. С. 558.
11. Твор. Св. Григория Нисского. Ч.4. М., 1862. С. 345.
12. Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем. Выпуск I и II. Письмо 139. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь и издательство «Паломник», 1994. С. 155.
13. Письма в Бозе почившего афонского старца иеромонаха Арсения к разным лицам. Письмо № 42, вып. 3. Афонский русский Пантелеимонов монастырь. М., 1899. Репринт: «Галактика», 1994. С. 164.
14. Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви Т. 3. М. 1994. С. 24.
15. Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви Т. 3. М., 1994. С. 96.
16. Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. Т. 1. М. 1994. С. 26.
17. Поснов М.Э. История Христианской Церкви (до разделения Церквей – 1054 г.). Ч. 2, гл. 5, Таинство Крещения. Брюссель: «Жизнь с Богом», 1964 (репринт: Киев, 1991). С. 496-497.
18. Протоиерей Геннадий Нефедов. Таинства и обряды Православной Церкви. М., 1995. С. 32.
19. Арранц Михаил. Избранные сочинения по литургике. Т. 1. Таинства Византийского Евхология. М., 2003. С. 289.
20. Арранц Михаил. Избранные сочинения по литургике. Т. 1. Таинства Византийского Евхология. М., 2003. С. 316.
21. Недавно один иерарх заявил, что «младенцев надо тоже оглашать». Правда, он не пояснил: как именно…

игумен Игнатий (Душеин)

Anunțuri
Acest articol a fost publicat în Sfintele Taine, Teologie Ortodoxă, Viaţa Bisericii / Церковная Жизнь și etichetat , , , , , . Pune un semn de carte cu legătura permanentă.

Scrie un comentariu sau o impresie la acest subiect:

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s